Домой

мои тексты

Контакты

Mail

 

Два мышления



       Когда я говорю о том, что опасаюсь за современное мышление, то я имею в виду путаницу. В самой научной или околонаучной литературе эта путаница существует, но это как раз нормально. Больше меня волнует отсутствие умения воспринимать. Возьмем какую-нибудь статью или, даже, книгу. «Секрет». По этой книге даже сделали фильм. Совсем недавно, он был необычайно популярен.
       Люди, которых я спрашивал мнение об этом произведении, говорили мне: «В целом вроде бы бред, но встречаются умные, правильные мысли. Мне было интересно». В гештальт-теории существует закон фигуро-фоновых отношений. Значение фигуры может меняться в зависимости от фона, контекста, в котором она находится. «Возлюби ближнего своего». Как эта фраза звучит из уст священника и как она меняется в устах проститутки. «Мы ответственны за тех, кого приручаем», - говорит женщина на суде по разделу имущества при разводе. Или эту фразу говорит Лис, прощаясь с Маленьким принцем.
       То, что в плохой книге встречаются правильные мысли, к сожалению, только искажает и дискредитирует эти мысли. У человека есть склонность воспринимать мир целостными гештальтами. Невозможно в одной картине разделить красивое и уродливое.
       Такая неразборчивость очень опасна. Соглашаясь с малой частью, мы все равно проглатываем целое. Это целое имеет свой привкус, свой эмоциональный тембр, который входит в наше мироощущение.
       Вот что пугает. Эта лень различать, думать создает общую стратегию пассивного восприятия. М.Хайдегер называл ее техническим мышлением, в отличие от мышления сущностного. Такое определение удачно. При сущностном мышлении, мы спрашиваем: какова природа, что лежит в самой основе данного явления. Мы спрашиваем о самой сути, чтобы, во-первых понять, и, во-вторых, опереться на это понимание. При техническом (или технологическом) мышлении нам не важна суть и не важно понимание. Как это можно использовать, чем это выгодно? Таков его вопрос. Технологическое мышление, в принципе, пассивно. Это продукт технологии и рекламы. «Только нажмите кнопку, и Вы все получите». В резюме на соискание работы есть такой пункт: Ваши умения. И типичный ответ: Пользователь ПК. Я умею нажимать кнопки. Это нормально, потому, что не все умеют. А я умею включать телевизор и переключать программы. Мне не нужно знать о том, как это работает, только уметь пользоваться. И это тоже нормально. Мир стал слишком сложным и дифференцированным, поэтому появилась специализация. Если у меня не будет включаться телевизор, я позову того, кто понимает законы, в соответствии с которыми телевизор работает.
       Такая специализация предполагает некую воображаемую целостность знания о мире. Если бы мы могли собрать всех специалистов в одно место, то в этом месте было бы сконцентрировано все знание и понимание о мире (конечно, на уровне, возможном на данный момент). И я могу опереться на это целостное знание. Другими словами, я могу спокойно нажимать кнопки, зная, что в случае, если я нажму не ту кнопку, мне помогут. Ну и я помогу, если меня призовут из места целостного знания. Правда, это возможно только в одном случае. Хороший электрик не дает психологических советов, физик не выносит суждения об эстетике. Церковь не запрещает показ фильмов, зато помогает людям обрести бога.
       Это значит, что каждый умеет глубоко и сущностно думать внутри своей темы. И понимает, что он только пользователь в темах соседних. Это чрезвычайно трудно. Трудно, потому, что требует двух вещей сразу: вдумчивости и скромности.
       Существуют закон, про который, надеюсь, многие, хотя бы, слышали. Чем больше я знаю, тем больше не знаю, т.к., расширяются границы моего незнания.
       Пример:
       Из повести Макса Фрая. В доме у моста появились две дамы, которые заявили, что «знают все обо всех» и хотят посвятить их в Великую тайну за дюжину дней и некоторое количество денег. После того, как их благополучно увезли в приют безумных, Макс спросил у Лонли-Локли, вдруг в их словах все-таки была частичка правды. «– Могу объяснить, – флегматично сказал Шурф. – Это очень просто, Макс. Ни один человек, хоть однажды получивший доступ к истинному могуществу, не скажет: «Я знаю все обо всех». И не пообещает научить всему, что тебе нужно знать, – за дюжину дней или за дюжину столетий, это уже неважно. Учти, я излагаю не свое частное мнение. Я стараюсь сформулировать для тебя один из фундаментальных законов природы: настоящее знание навсегда лишает человека уверенности в чем бы то ни было».
       Нам очень нужно технологическое мышление, умения пользователя, т.к., нас окружают технологии. Это контекст нашего быта, нашего удобства. От умения пользоваться утюгом до e-mal. Эта сфера быта все время расширяется. Но и мир при этом никуда не исчезает. Сколь бы не расширялась технологическая сфера нашей жизни, она никогда не сможет поглотить весь мир. Это просто удобство, удобный костыль для путника, идущего дорогой по таинственному, прекрасному и пугающему миру. Только «пользователь» может тешить себя иллюзией, что его технологии (от удобной машины до правительственной программы развития экономики) закроют его от природы мира. Защитят его от сущности. От ее красоты, от ее безжалостности. Мир никуда не делся. Он требует внимания к себе, вглядывания. Требует сущностного мышления.
       Сущностное мышление. Что же это такое? Вот ребенок разбивает игрушку, чтобы посмотреть – что там внутри. Ученый строит новый коллайдер. Бах записывает нотами мелодию из «страстей по Матфею». Или еще так. Буфетчица за прилавком. Она «танцует». Третьему человеку в очереди, – какой кофе? Шутка, улыбка. Пирожное на прилавке. Можно сказать – хорошо работает. Таинство. Она делает еще что-то. Что-то неуловимое. Что-то плюс «просто хорошая работа». Если сложить все звуки из страстей по Матфею, это будет просто набор звуков. Что же такое сделал Бах, собрав эти звуки так, что получилось чудо? В чем секрет хорошего руководителя? Другой тоже ходил на тренинги и умеет пользоваться технологиями управления. Но вот чего-то не хватает.
       Я задаю вопрос: что есть сущностное мышление? И пытаюсь нащупать ответ. Хожу кругами, собираю примеры, иногда, когда пример мне особенно нравится, улыбаюсь, облизываюсь, как кот.
       Пример:
       В повести А. Платонова рабочие копают котлован, чтобы построить дом для будущих людей. Один из них копает для будущего, все его чувства и мысли там. Он все отдает тем, кто будет жить после него. Другой рабочий делает что-то еще. Он разговаривает с землей. Он ее жалеет. Говорит, что сделает ей больно, когда его лопата отделит ее часть. Он объясняет ей как это важно, что он снова положит ее часть в другое место и, тогда, земля сможет успокоиться.
       Интересно, что меня поразило и даже чуть-чуть рассмешило, это то, что в книге производительность второго рабочего была чуть выше, чем у первого.
       Примеры – это способ. Способ говорить о том, для чего нет языка. Мы привыкли думать языком. Расскажи другу свою проблему и, говоря, ты сам начнешь лучше ее понимать. Но если сам язык разводит руками и удаляется, гордо опустив голову. Что делать? Чем думать?
       Сами мысли ассоциируются у нас с языком. Советская психология учит, что именно он (язык) основа нашего мышления и отличает нас от мира животных. Если мы все же рискнем и заглянем чуть глубже, то столкнемся с пространством эмоций.
       Странный мир, немного хаотичный. Мир чувств, быстрых и переменчивых как ветер и таких глубоких, спокойных как камни. Мир текущей воды, атмосферы. Мир пространств, природных ландшафтов и как бы застывшей музыки архитектурных лабиринтов. Думают ли эмоции? Можно ли думать эмоциями? Этот вопрос еще звучит и так. Думает ли музыка, можно ли думать музыкой? И если да, то приближает ли она нас к тому, что мы ищем – к сущностному мышлению?
       Когда мы слушаем музыку, мы чувствуем эмоции. Они откликаются на звучания и сами начинают звучать. И когда они звучат вместе со звуками, они лучше понимаются, даже так – лучше принимаются. Является ли весь этот строй каким-то новым пониманием, улавливанием сути? И, да и нет. Мы чувствуем что-то важное, чувствуем это не просто головой, мы воспринимаем это самим сердцем. Сердцевиной себя. Центром Я.
       Во всяком случае, где-то там, в глубине сердца находится «мозг сущностного мышления». Еще глубже, чем пространство эмоций.
       Мы делаем что-то странное. Разделив мышление на сущностное и технологическое, мы нашли, что они отличаются друг от друга как профессионал и любитель, как суть и комфорт. Как хозяин и гость. Каждый занят своим делом. Именно когда каждый занят своим делом – не возникает вопросов, проблем и запутанностей. Тогда не надо ругать технологическое мышление за его пассивность, а сущностное мышление за занудность.
       Написал этот абзац и улыбаюсь. Мне нравится эта гармония. Самое важное в ней то, что она проста. На столе лежит хлеб.
       Как то я спрашивал одного архитектора, что является первичной единицей архитектуры. Мне казалось, что таким кирпичиком должна являться стена. Но он мне возразил. Представь себе, сказал он, ночь в лесу. Чтобы создать там нечто уютное, стоит начать с костра. Свет и тепло от костра распространяются вокруг, создавая пространство, отличное от темноты леса. Граница между своей территорией и темнотой страшного мира создается границей света и тепла, идущих от костра. Там можно поставить стенку, но это будет уже оформлением, а не первичным кирпичом. Это очень простое событие – зажечь очаг. Этот импульс порождает мир вокруг себя. В нем есть залог тепла и залог света.
       Человек, умеющий зажигать костер, умеет думать сущностно. Он выделяет самую основу, на которую можно опираться, чтобы жить дальше. В самой этой основе есть свет и тепло, без которых все остальное было бы холодным и темным. Это напоминает мне Эйнштейна, который говорил, что для него критерием истинности его теорий являлась красота. Без этого чувства (красоты, тепла, чего-то невыразимо правильного и родного) правильность любой идеи остается холодной, темной и уродливой.
       На столе лежит хлеб. Это так просто. И еще – это начало, центр. С этого места можно начинать жить. Можно поставить на стол что-то еще, другую вкусную еду. И еще цветы. Может быть, включить музыку. Тогда пригласить тех, кого любишь. Когда все сядут, вокруг хлеба начнется разговор. Вокруг центра образуется мир. Рождается новая вселенная. Как она будет жить – зависит от многих вещей. И от технологии приготовления еды и от умения вести разговор. Но вот без самого простого, без основы, без «хлеба на столе» все точно развалится.
       Зачастую, такие вещи могут ускользать от сознания много-умного ученого, но быть понятными простым крестьянином, хотя он и не может выразить их словами. Мы пытаемся через слова нащупать то, на что опирается сущностное мышление. Чем-то это напоминает настройку музыкального инструмента. Струна должна зазвучать в резонанс с другой струной. Как будто внутри нас есть такая струна, такое звучание, которое больше чем мы. Словно это звучание соткано из той изначальной материи, из которой и соткан весь мир. Это не значит, что внутри нас уже есть все ответы и знания. Просто звук этот рожден в самом центре вселенной. Он и есть этот центр. Мы просто оболочка для него. Входя с ним в резонанс, мы прикасаемся к простым вещам, к тем изначальным кирпичикам бытия, которые …
       Кончаются слова. А без слов, вроде бы и статью пора заканчивать.