Домой

мои тексты

Контакты

Mail

 

Два вида морали


             "...и спросила кроха
             Что ткое хорошо,
             Что такое плохо?"
             (Маршак)


       Как вести себя в разных ситуациях, как жить так, чтобы всякий поступок был правильным, чтобы в каждом поступке была сила и истина?
       Если ты спросишь этот вопрос, то на тебя сразу навалится неимоверное количество ответов. И было бы это не плохо, если бы не два нюанса. Во-первых, агрессивность некоторых. А это уже, само по себе, дает повод усомниться в их достоверности. И второе - эти ответы противоречат друг другу!
       Что же делать, неужели придется разбираться во всем самому? Здесь так и хочется дать недоуменную паузу. С разводами рук и всякими эмоциональными восклицаниями.
       Пауза.
       Если Вы, все же, решились на этот труд, на это путешествие, я могу предложить себя в качестве проводника. Нет, не того, кто что-то отвечает. Это Вам придется делать самим, а только помощь ориентирования на местности. Если интересно, тогда – поехали!
       Так как я психолог, то и говорить буду о психике, а не об учениях и учителях. И вот первый вопрос или первое ориентирование. Когда Вы пытаетесь понять, хорошо что-либо или плохо, то чем в себе Вы это делаете? Есть ли какой-то орган, психическая структура, место в душе, которая откликается на этот вопрос? Ага, наверно, это совесть. Во всяком случае, кажется, она первая поднимает голову. Отлично. Привет, совесть. Ты кто такая? Как поживаешь? И почему с тобой не все так просто?
       Давайте вглядимся, вчувствуемся в то, с чем мы встретились. В том, что мы назвали совестью различимо два уровня. Может быть даже не два, но видно расслоение. И первый слой – это правила. Свод правил. А если то место, откуда они явились авторитетно и уважаемо, то это, даже свод законов.
       Для нас здесь важна такая характеристика этого слоя. Он пришел извне. И еще: это скорее свод алгоритмов. Правила и есть алгоритмы. Сложность заключается в том, что мы можем не всегда до конца понимать смысл этих алгоритмов. Вроде простое правило: «не убий». Чего тут неясного. Понятен смысл? Но почему тогда так много сомнений и вопросов в реализации? А можно ли убивать, если нападают на любимого человека? А можно ли убивать комара? Если смысл понятен на уровне естественности, то никаких сомнений не может возникать.
       Чтобы лучше разобраться в этом вопросе, давайте сделаем эксперимент. Я дам Вам правило. «Если Вы голодны, Вы должны поесть». Нравится? Немного смешно, не правда ли? Но чем отличается это правило от правила «не убий»? Отличаются они именно естественностью, очевидностью. Причем, заметьте, в случае с правилом о голоде, все будет понятно даже в сложных и многомерных ситуациях. Никто не спросит: «а нужно ли отдавать еду любимому ребенку во время голода?». Или, если я хочу добиться внутренней легкости, то стоит ли мне поститься? Очевидность – вот что присуще этому правилу. Очевидность, это когда очи видят. Если передо мной стоит стул, мои очи видят его. Я могу опираться на свое видение как на факт. Попробуйте поспорить со мной. Это не стул – это шкаф. Почему то мне не хочется спорить. Очевидность имеет очень странное свойство. Она не нуждается в доказательстве и в защите. Если кто-то скажет мне, что я дурак, у меня, скорее всего, возникнет отклик. Я могу расстроиться или возмутиться. Может быть, мне захочется оправдываться, доказывать. Но вот если кто-то назовет мой стул шкафом, то, возможно, я поинтересуюсь самочувствием этого человека, но ввязываться в эмоциональный спор мне точно не захочется. Фактичность факта защищает себя сама.
       Итак, внутри того, что мы называем совестью, видны два слоя, различающиеся уровнем очевидности. Есть правила, которые не очень понятны, но, говорят - они важны. Некоторые из них мы можем принимать и почти понимать. А есть такие, которые и правилами не очень назовешь. Может быть, законами, подобные законам природы, имеющие статус фактов.
       Получается, что верхний слой, т.е., свод правил и алгоритмов – это, как бы, библиотека, требующая прочтения и осмысления. И что-то из этой библиотеки может быть отвергнуто, что-то принято как важное и сокровенное. И с этим слоем все более-менее, понятно. Если правила, которые дают нам книги и люди приходят к нам извне, тогда мы можем приостановиться и задуматься: «то, что нам предлагают - действительно так важно?» Во всяком случае, здравый смысл говорит нам, что стоит немного посомневаться. Как не парадоксально это звучит, но таким сомнением мы выражаем уважение к тем истинам, которые нам предлагают. Мы не глотаем все подряд, как будто так голодны, что нам плевать, что именно мы глотаем. Мы с почтением помещаем их в пространство сомнения. И с интересом наблюдаем - выдержит ли благородная сталь такую нагрузку. Это в идеале. В реальности же те, кто нам предлагает, чаще всего, или имеют для нас авторитет (очень трудно сомневаться в том, что предлагает авторитет), или они значимы для нас тем, что мы ищем их любви. Именно поэтому, чаще всего, человеческая совесть оказывается столь запутанной. Мне посчастливилось встречаться с учителями, которые говорили: «не верь мне бездумно, думай и проверяй. И если на основе моей правды ты сумеешь понять свою правду, тогда наша встреча принесет радость нам обоим». К сожалению, это редкость.
       И вот слой второй. О нем труднее говорить именно потому, что о нем нечего сказать. Все очевидно.
       Когда то давно, а, может быть где-то рядом, были люди, имеющие честь. Для них это было очень естественно. Например, если кто-то оскорблял женщину, такой человек вступался за ее честь. За честь другого можно вступиться только если имеешь свою. Если разобраться, этот человек опирался на тот факт, что любая женщина –это идеал. Поэтому его надо оберегать. Верно ли это? Для человека, обладающего честью – это очевидно. Тот, кто будет спорить с этой очевидностью – будет оперировать случайными, поверхностными фактами. Тот, кто видит в женщине идеал – думает на другом уровне. В любой женщине он видит Еву, Женщину с большой буквы. Его оппонент и в Еве увидит только что-то поверхностное.
       Глубинный слой совести опирается на здравый смысл. Он опирается на красоту. Человек с честью – красив. И он видит красоту в любой женщине. Сердцем, а, возможно, и умом он понимает, что если красивое лицо испачкано, оно, все равно, красивое. Что людям свойственно ошибаться, но ошибки – это путь развития. Он понимает, что, даже в плохую погоду, за тучами сияет солнце. Видеть в женщине Женщину, в чашке – чашку, в рекламе – просто рекламу. Это так просто.